Увольнение в связи с утратой

Верховный суд разъяснил, что считать коррупционным преступлением

Увольнение в связи с утратой

Важный обзор судебной практики сделал Верховный суд РФ. Он посмотрел, как суды страны рассматривали иски уволенных за всякие коррупционные проступки государственных и муниципальных чиновников. Подчеркнем, речь идет не об уголовных преступлениях, а именно о коррупционных проступках, когда чиновника увольняют с формулировкой “в связи с утратой доверия”.

Для абсолютного большинства служащих такие слова в трудовой книжке – настоящий кошмарный сон. Поэтому практически все уволенные обращаются в суды с требованием обелить их и признать приказ с подобным “приговором” незаконным.

Поэтому Верховный суд собрал все подобные судебные дела и, проверив, дал своим коллегам разъяснения, когда чиновника увольнять за коррупционный проступок правильно, а когда – нет.

Материалы, которые рассмотрел Верховный суд, показали, что наши чиновники обращаются в суды с четким перечнем требований. Во-первых, просят о восстановлении на службе.

Следом идет просьба о признании незаконным решение комиссий, которые чиновников наказали, следом идет оспаривание приказов об увольнении и приказов начальников о дисциплинарных взысканиях.

Причины наказания чиновников укладываются всего в несколько пунктов.

Это нежелание утрясти конфликт интересов, предпринимательство параллельно с госслужбой и попытка скрыть информацию о доходах и имуществе.

Верховный суд объяснил, за какие проступки могут уволить чиновника При этом Верховный суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела против чиновника не может служить основанием для его освобождения от дисциплинарной ответственности.

Понятие “конфликт интересов” – одно из распространенных поводов для увольнения. Такая ситуация подразумевает, что личная заинтересованность чиновника влияет на исполнение им своих обязанностей.

Кстати, личная заинтересованность – это по Закону “О противодействии коррупции” возможность для чиновника получить при исполнении своих служебных обязанностей деньги, ценности или некие услуги для себя, своих близких или “третьих лиц”. Причем все это – в ущерб работе. Верховный суд напоминает: непринятие чиновником мер для предотвращения конфликта интересов – это безусловное основание для дисциплинарной ответственности.

Как пример в обзоре приводится дело некой уволенной начальницы управления архитектуры, которая очень нежно опекала две строительные фирмы. Проверка показала, что в одной фирме учредителем был ее отец, а в другой – сын.

Еще основание для увольнения – нежелание после занятия чиновничьего кресла передать в доверительное управление свои ценные бумаги, акции и паи.

Здесь в качестве примера Верховный суд выбрал дело уволенного таможенного чиновника, который потребовал восстановить его на работе. Служащему суды отказали.

Проверка показала: чиновник был учредителем коммерческой брокерской фирмы, которая занималась операциями с декларированием товаров, идущих через границу. Свою долю, а это половина брокерской фирмы, он, устроившись в таможню, никому не передал.

Верховный суд напомнил – в основе конфликта интересов на госслужбе всегда лежит заинтересованность в получении материальной выгоды. Поэтому, заявил Верховный суд, в одном из случаев правильно районные коллеги пошли навстречу наказанной чиновнице.

Дама отвечала за здравоохранение в одном из регионов и кроме других обязанностей еще и проверяла медицинские фирмы. Чиновницу наказали, когда узнали, что в одной из проверяемых фирм работает ее муж. А это, на взгляд районных начальников, – конфликт интересов.

Их логика была такая: муж мог получать премии за положительные проверки компании его женой. Но суд, разобравшись, заявил: муж чиновницы в фирме – мелкий служащий. Эту компанию проверяла его жена регулярно уже несколько лет.

И сейчас, и в прежние годы она выявляла нарушения. Так что конфликта интересов нет.

Еще важная деталь: близкое родство – не основание для увольнения чиновника. Как пример – дело замглавы города, которого пришлось суду восстановить на работе. В администрацию была принята невестка чиновника, а когда об этом узнали, чиновника попросили на выход.

Хотя служебные интересы его и невестки никак не соприкасались. Суд, вернув уволенного на место, сказал: женщину приняли на работу еще до того, как она вышла замуж за сына чиновника, и они по службе вообще не пересекаются.

Так что и ни о каком конфликте интересов речи быть не может.

Отказ чиновника отчитываться о доходах и имуществе – вполне повод для расставания с креслом. Но это правило действует не для всех чиновников. Есть список должностей, обладатели которых сообщают о доходах и расходах как личных, так и своих близких. Но если место чиновника в перечне отсутствует, спросить с него нельзя.

Так суд восстановил на работе специалиста юридического отдела муниципальной администрации. Дама не отчиталась о своих доходах, и ее уволили. Нет – сказал суд. Чиновница и не должна отчитываться – ее должности в перечне нет. Наказать чиновника, кстати, можно лишь в течение месяца с момента появления информации о его коррупционном проступке..

Источник: https://rg.ru/2015/01/19/uvolnenie.html

Увольнение в связи с утратой доверия: случаи, порядок и основания

Увольнение в связи с утратой

В ряду других причин прекращения трудовых отношений, российское законодательство предусматривает увольнение в связи с утратой доверия. Указанная мера оговорена в ст. 81 ТК, позволяя расстаться с сотрудником, допустившим проступки.

Они могут быть связаны с выполнением прямых обязанностей, например, когда бухгалтер допустил просчет, вызвавший убытки для организации. Либо это противоправные деяния на стороне. Нередко утрата доверия возникает, когда сотрудник совершил преступление. В данном случае его увольнение обосновывает только судебный вердикт.

Без него процедура незаконна. Существует ряд категорий работников, в отношении которых применение норм об утрате доверия невозможно.

Что такое утрата доверия?

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем углу экрана.
  • Позвонить: Федеральный номер: +7 (495) 744-37-98

Годами зарабатываемый кредит доверия у начальства может быть разрушен всего одним поступком наемного лица. В зависимости от обстоятельств, доказывающих вину и неблаговидные намерения работника, директор вправе с этого момента с недоверием относиться к подчиненному. Другой вопрос, насколько аргументы работодателя в сложившейся ситуации будут достаточными для оформления расчета.

Основания для увольнения

Доверие работодателя ассоциируется больше с эмоциональной и интуитивной сферами жизни. В такой ситуации, увольнение в связи с утратой доверия потребует особо тщательного подхода при проведении предварительных процедур.

Первоначально, руководителю нужно определиться с тем, какие основания могут быть признаны достаточными для прекращения трудовых отношений согласно п. 7 ст. 81 ТК:

  • хищение, порча имущества (заранее спланированное или по недосмотру);
  • мошеннические действия (обсчет, пересортица, недовес или ложное списание товарных ценностей);
  • нарушение антикоррупционного законодательства (для госслужащих);
  • принятие решения, повлекшего весьма негативные последствия для компании (применимо к директорам, их заместителям и главным бухгалтерам);
  • другие случаи, когда работодатель смог документально обосновать увольнение сотрудника в связи с утратой доверия.

Для того, чтобы закон стал на сторону руководства, с работником не обязательно заключать договор о полной материальной ответственности. Достаточно того, что в его должностной инструкции будет указана функция по непосредственному обслуживанию денежных средств или материальных запасов.

Уволить за недостаток доверия можно только в случае, если документально подтвержденные действия работника нанесли или могли нанести действительный ущерб предприятию.

Законодательная база

Взыскание в форме увольнения – высшая мера воздействия в пределах возможностей Трудового кодекса. Порядок ее осуществления прописан в ст. 193 ТК РФ.

Если речь идет о том, что поступок работника не позволяет ему дальше претендовать на доверие руководителя, то расчет будет проведен на основании п. 7 ст. 81 ТК РФ.

Поскольку факт увольнения напрямую зависит от того, были ли сотруднику поставлены в обязанность обслуживание и сохранение ценностей, это должно быть отражено в любом из документов:

  • в трудовом договоре;
  • в должностной инструкции;
  • в договоре о полной материальной ответственности, если должность есть в перечне, утверждаемом правительством, ст. 244 ТК.

Для тех, кто работает не в коммерческой сфере, а связан трудовыми отношениями или службой с государством, важно помнить о существовании Закона о коррупции, 273-ФЗ.

В дополнение к этому общему нормативному акту есть еще и специализированные: о госслужбе 79-ФЗ, о прокуратуре 2202-1 ФЗ, о службе в МВД 342-ФЗ, о службе в таможне 114-ФЗ, о военной службе 53-ФЗ, о муниципальной работе 25-ФЗ, об СКР 403-ФЗ и так далее.

Увольнение с государственной или военной службы

Если в секторе хозрасчета и частного бизнеса нет законодательно закрепленных причин утраты доверия к работнику со стороны его нанимателя, то для госслужащих и военных существует довольно конкретный перечень:

  • конфликт интересов – принятие решение в ущерб государству и в пользу личной выгоды;
  • непредоставление данных об имущественном состоянии и доходах, либо их намеренное искажение;
  • коммерческая деятельность (индивидуальная или посредством участия в управлении частным бизнесом);
  • участие в иностранных НКО с получением оплаты своих услуг или открытие счетов в заграничных кредитных организациях.

Требование о соблюдении некоторых ограничений распространяется также на супругов чиновника и их несовершеннолетних детей.

Внесение данных в реестр

Источник: https://so-retail.ru/drugoe/uvolnenie-v-svyazi-s-utratoj-2.html

Кс разъяснил порядок увольнения госслужащего в связи с утратой доверия

Увольнение в связи с утратой

Конституционный Суд вынес Постановление № 14 от 6 апреля 2020 г.

, в котором указал, что увольнение госслужащего в связи с утратой доверия по причине непредставления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера предполагает наличие у соответствующего лица статуса госслужащего и, следовательно, нахождение его в субординационных отношениях с лицом (органом), привлекающим его к данной мере ответственности, не только на момент увольнения в связи с утратой доверия, но и на момент совершения коррупционного правонарушения.

Повод для обращения в КС

31 августа 2017 г. Игорь Котяш был уволен с государственной гражданской службы в Управлении Росприроднадзора по Мурманской области по своей инициативе, а 1 сентября 2017 г. вновь поступил на госслужбу – в Балтийско-Арктическое морское управление Росприроднадзора.

В дальнейшем на основании представления Генпрокуратуры была проведена служебная проверка, которая установила, что мужчина при поступлении на госслужбу не представил сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и аналогичные сведения в отношении супруги и несовершеннолетних детей. В связи с этим было рекомендовано применить в отношении него дисциплинарное взыскание в виде увольнения. 28 июня 2018 г. он был освобожден от замещаемой должности и уволен по основанию, предусмотренному п. 1.1 ч. 1 ст. 37 Закона о государственной гражданской службе, – в связи с утратой представителем нанимателя доверия к госслужащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции данным законом, Законом о противодействии коррупции и другими федеральными законами.

Игорь Котяш обратился в Первомайский районный суд г. Мурманска с иском о признании увольнения незаконным, восстановлении в ранее замещаемой должности, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, внесении изменений в трудовую книжку и обязании представителя нанимателя принять меры по исключению его из реестра лиц, уволенных в связи с утратой доверия.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что увольнение в связи с утратой доверия на основании п. 1.1 ч. 1 ст.

37 Закона о госслужбе является законной и обоснованной мерой реагирования на допущенное им нарушение действующего законодательства о прохождении службы, а процедура увольнения Игоря Котяша была соблюдена.

Апелляционный суд оставил решение без изменений. В передаче кассационных жалоб Котяша в Мурманский областной суд и в ВС РФ было отказано.

Бывший госслужащий обратился в Конституционный Суд. В жалобе (имеется у «АГ») он указал, что п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе, а также п. 2 ч. 1 ст. 13.

1 Закона о противодействии коррупции противоречат Конституции, поскольку позволяют представителю нанимателя увольнять госслужащего в связи с утратой доверия за нарушение требований закона о необходимости представления сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также аналогичных сведений в отношении супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, совершенное им при поступлении на службу, т.е. в период, когда госслужащий еще не имел соответствующего публично-правового статуса, в то время как по своему буквальному смыслу оспариваемые нормы предполагают возможность увольнения в связи с утратой доверия лишь в том случае, когда сведения о доходах не были представлены им в период госслужбы. Непредставление же претендентом на замещение должности госслужбы сведений о доходах при поступлении на такого рода службу является, по мнению заявителя, обстоятельством, препятствующим заключению с данным лицом служебного контракта.

Позиция Конституционного Суда

Изучив материалы дела, КС заметил, что оспариваемый п. 2 ч. 1 ст. 13.

1 Закона о противодействии коррупции – как следует из его содержания – распространяется лишь на такие категории граждан, как лица, замещающие государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ или муниципальную должность, данное законоположение не может рассматриваться в качестве затрагивающего конституционные права лиц, замещающих должности госслужбы РФ, а значит – и приводить к нарушению этих прав. В связи с этим Суд признал в данной части жалобу недопустимой.

Что же касается п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.

2 Закона о госслужбе, конституционность которых оспаривается Игорем Котяшем по причине его увольнения с госслужбы в связи с утратой доверия за непредставление при поступлении на госслужбу сведений о доходах – своих и членов семьи, то данные законоположения могут выступать предметом рассмотрения Конституционного Суда исключительно в их связи с иными правовыми нормами, регулирующими отношения, связанные с поступлением на госслужбу и ее прекращением, а также определяющими правовое положение (статус) госслужащих, заметил КС.

Таким образом, указал Суд, предметом его рассмотрения являются положения п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.

2 Закона о госслужбе в той мере, в какой они – в системной связи с иными положениями этого закона – служат основанием для решения вопроса об увольнении госслужащего в связи с утратой доверия к нему представителем нанимателя по причине непредставления им при поступлении на госслужбу сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Конституционный Суд отметил, что порядок представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера устанавливается Положением о представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

Указывается, что подп. «а» п. 3, п. 4, п. 10 и п.

15 документа прямо предусматривают, что непредставление гражданином при поступлении на указанную службу – вопреки установленному законом требованию – сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, равно как и представление им заведомо ложных сведений, исключает возможность его назначения на должность государственной гражданской службы и заключения с ним служебного контракта. Обязанность же обеспечить соблюдение требований закона при поступлении граждан на госслужбу возлагается на соответствующий государственный орган (его подразделение по вопросам государственной службы и кадров), что предполагает в числе прочего истребование от конкретного гражданина, претендующего на замещение должности госслужбы, всех необходимых для назначения его на данную должность и заключения с ним служебного контракта документов и сведений, включая сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также организацию проверки достоверности этих сведений в установленном порядке.

Конституционный Суд отметил, что заключение государственным органом – вопреки требованию закона – служебного контракта с гражданином, не представившим сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, исключает применение к этому гражданину после поступления его на государственную гражданскую службу негативных правовых последствий в виде мер юридической ответственности, в том числе такой сопряженной с репутационными издержками меры, как увольнение с указанной службы по порочащему гражданина основанию.

КС также указал, что применение к госслужащему такой меры ответственности, как увольнение в связи с утратой доверия за совершение коррупционного правонарушения, выразившегося в неисполнении обязанности по представлению сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, предполагает наличие у соответствующего лица статуса госслужащего и, следовательно, нахождение его в субординационных отношениях с лицом (органом), привлекающим его к данной мере ответственности, не только на момент увольнения в связи с утратой доверия, но и на момент совершения указанного коррупционного правонарушения.

Суд пришел к выводу, что оспариваемые положения п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.

2 Закона о госслужбе выступают элементами правового механизма применения к госслужащему меры ответственности за совершение им в период прохождения службы такого коррупционного правонарушения, а потому не предполагают увольнения госслужащего, который, хотя и не представил при поступлении на службу необходимых сведений, на тот момент еще не имел соответствующего публично-правового статуса, но впоследствии был назначен на должность вопреки требованию закона.

Иное, по мнению КС, означало бы допустимость применения в отношении госслужащего меры ответственности в виде увольнения в связи с утратой доверия, т.е. по порочащему основанию, при отсутствии в его действиях (бездействии) состава коррупционного правонарушения.

Тем самым это не только вступало бы в противоречие с ч. 2 ст.

54 Конституции, но и приводило бы к выходящему за рамки конституционно допустимых ограничений прав и свобод ущемлению прав на равный доступ к госслужбе и на свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии.

Таким образом, Конституционный Суд признал п. 1.1 ч. 1 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 59.2 Закона о госслужбе не противоречащими Конституции и отметил, что выявленный в постановлении смысл данных положений является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Также Суд указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений по делу Игоря Котяша.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-poryadok-uvolneniya-gossluzhashchego-v-svyazi-s-utratoy-doveriya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.